Кто на сайте?  

Сейчас на сайте 88 гостей и нет пользователей

   

Новости сайта

К 50-летию Куйбышевского химического завода

Информация о материале
 28 декабря 2008 года
Федеральное казенное предприятие
«Анозит» отметит 50-летний юбилей.
 
В честь знаменательной даты публикуем первую часть Поэмы о КХЗ Г.М.Воропаева. 
 
 
Знавал Каинск купцов именитых,
Слышал часто церквей перезвон,
Видел красных и белых разбитых,
И этапы с конвоем, их стон.

Это был не промышленный город,
Так, купеческий был городок,
Знал в войну он и холод, и голод,
Но такое предвидеть не мог.

Выбор пал почему на наш город,
Что изменит судьбу всех людей?
Этот маленький город мне дорог
И, конечно, других всех родней.

 
И завод, что построен на гриве –
Это жизни частица моей, 
Мы воистину стали счастливы, 
Благодарны судьбе мы своей.

"Чтобы нам от других не зависеть,
Мы не можем спокойно дремать,
Резко бдительность надо повысить,
ВПК по стране создавать.

В перелеске у речки есть грива, 
Там завод разместить в самый раз, 
Нужно строить с умом и красиво", 
-Вот такой появился Указ.

И поехали к нам из Европы
Закопёрщики стройки такой,
И топтали по снегу здесь тропы -
Это будет завод не простой.

Обносили колючкой, забором 
И пускали по блокам собак, 
Места не было распрям и спорам, 
Эта стройка - свершившийся факт.

И развернулась стройка в глубинке,
И нарушен покой вековой.
Хватит жить в тишине по старинке,
Завод будет расти молодой.

Называется Савкиной грива, 
Будут строить красавец - завод, 
Город Куйбышев рос всем на диво
И гордится успехом народ.

* * *
Всё меньше ветеранов остаётся, 
Тех, кто помнит про рождение завода. 
И кое-что мне повторить придётся, 
Обновить в сердцах и памяти народа.

Наш химзавод - единственный в России, 
Незабываемые были времена, 
Нас увеличить выпуск лишь просили, 
Продукция необходима и важна. 

Пергидроль и гидразин, и перборат 
Отправлялись по Союзу, за границу,
А сколько лиц удостоено наград, 
И наш Кириллов переведён в столицу. 

Мы к космосу, ракетам, ледоколам 
Всегда причастны были, нечего скрывать, 
Не можем подтвердить всё протоколом 
И нам тогда всего не полагалось знать. 

Лет только через сорок мы узнали, 
Что третий цех и дроби были не пустяк, 
Про анозит, конечно, мы слыхали, 
Продукция шестого и сейчас "ништяк". 

Что ж, прошлое завода не забыто, 
На ключевых постах стояли в нём творцы,
Об этом можем мы сказать открыто
И вспомнить многих поимённо, молодцы.

* * *
Не зря сказал когда-то Ломоносов, 
И Сибирь связал с могуществом России 
К решению Совмина нет вопросов, 
Дошла очередь до нас и с нас спросили, 

Запроектирован завод на гриве, 
Прошло всего-то лишь шесть лет после войны,
Проект с задумкой с нашей перспективой, 
И развиваться мы ускоренно должны. 

Легко сказать, а сделать очень сложно: 
Химзавод построить на месте на пустом, 
Не говорили: "Это невозможно",
 -При Сталине ещё мы жили ведь притом.

Тысяча девятьсот пятьдесят первый -
Это год начала, точка отправная, 
А Берия Лаврентий страж был верный, 
О нём память у людей ещё живая. 

В большой стране то маленькая стройка, 
Но важности её никто не отрицал. 
И закипела здесь работа бойко, 
Строителей лишь только мал потенциал. 

Вопросов нерешённых очень много: 
Рабсила, техника, дороги и жильё, 
И за работу спрашивают строго, 
Кому решать проблем всех этих громадьё? 

И во главе завода вот такого Кого поставить? 
Где директора найти? 
Не старого, не очень молодого, 
Но энергичного, чтоб этот воз везти.

Это номенклатура министерства 
И согласовано, конечно же, с ЦК, 
Не ссылка это и не изуверство, 
Как декабристов отправляли на года. 

Не отбывать здесь срок поедут люди, 
Вести им новостройку, созидать завод, 
И не наброски это на этюде,
И переделок здесь не будет через год.

Что ж, почтовый ящик номер пятнадцать –
Необычно и дико для многих звучит, 
Так химзавод будет длительно зваться, 
Пресса любая об этом строго молчит.

Наш первый директор в тридцать три года,
Запомним - Кириллов Анатолий Кузьмич,
И не пугала Сибирь, непогода,
Хотя от рождения Кириллов - москвич.

Там родился, подрос, сил набирался 
И в Московский же ВУЗ поступит учиться, 
Началась война, процесс оборвался, 
Ещё без диплома, но надо трудиться.

Пускают цеха в заводе Дзержинска
И студентов бросают туда на прорыв,
Уже мы лишились Киева, Минска ...
"Обороне все силы" - такой был призыв. 

Аппаратчиком на пуске сначала, 
Время военное, всё делалось срочно, 
Война на работе всех уровняла, 
Институт, конечно, закончит заочно.

Работал замом механика цеха,
Инженеров немного в те года было,
В технологии работал с успехом
И повышение не в раз привалило.

Назначен замом директора - точно, 
Бразды управления год изучает, 
Вдруг вызывают в Москву, притом, срочно, 
Директором нашим его назначают.

Довольно жёстко поставят задачу,
Это было весною, звенела капель,
В новом деле пожелали удачи, 
Год был пятьдесят второй, а месяц апрель. 

Подтянут, серьёзен и модно одет, 
Во взгляде, во внешности видится сила, 
В милиции дали ему кабинет, 
Туда почтальон телеграммы носила. 

Жил первое время в гостинице он, 
Весною грязища, в туфлях не пройти, 
Убогостью города был потрясён, 
Но что делать, обратного нету пути.

Местами лишь где-то есть тротуары 
Из досок построганных в четыре ряда, 
Ему не снились такие кошмары, 
Не из лёгких задача, она на года. 

Завод построить и вместе с ним город, 
Такая вот задумка большая была, 
Всех накормить, ликвидировать голод 
И всему наш директор теперь голова.

Он мужчина - орёл, жаль неженатый. 
Где же у нас орлицу такому найти, 
Не певчую птаху в стае пернатых, 
Чтоб опорой была на совместном пути? 

В следственном отделе прокуратуры 
Приглянулась ему достойная пара, 
Портрет писать можно было с натуры, 
С пылким сердцем и не растраченным жаром. 

Вера Чеброва его покорила, 
Что ж, пути Господни неисповедимы, 
Она проблему решила с квартирой, 
Такие события неповторимы. 

А начинается стройка любая, 
Конечно, с проекта, сметы и чертежей -
Через заказчика всё поступает, 
Заказчик проверит по системе своей.

Генпроектировщик наш в Ленинграде, 
ГИПХом его сокращённо лучше назвать, 
Город-герой, переживший блокаду, 
Оттуда чертежи будут нам высылать. 

Но в такой новостройке мы не едины,
И там тоже люди совсем не из стали, 
А сроки порою не выполнимы 
И с финансированием отставали.

Год первый прошел не очень успешно, 
Не всё получалось, конечно, по плану,
И забыто было многое в спешке, 
В проекте достаточно было изъяну. 

Нет ни базы, ни техники, ни людей, 
Подрядчики только ещё зарождались, 
Для претворения в жизнь наших идей 
Стройка остро в грамотных людях нуждалась. 

Управление начальника работ -
Звучит необычно для нашего слуха, 
УНР - сокращённо, каждый поймёт, 
Им людей, где набрать? Кругом ведь разруха.

Первый начальник был Глазнев Николай, 
Он стоял у истоков стройки завода, 
В главке сказали: "В путь-дорогу, дерзай! 
Главного инженера жди переводом".

Георгий Акимович Гохман - талант, 
Опытный, грамотный инженер-строитель, 
Что ж, пожалуй, лучший из всех вариант, 
Он многие годы был наш исполнитель. 

С Кирилловым понимали друг друга, 
Работа скрепила, спаяла их вместе, 
Им не мешала ни грязь и ни вьюга, 
Трудились по совести на своём месте. 

Для управления комнату дали, 
Поближе уже - в помещении ГРЭСа, 
Но на работу со светом вставали 
И работали все с большим интересом. 

Потом перешли к УНР под крышу, 
Это рядом с объектом, теперь благодать 
И буржуйка зимой весело пышет, 
Полушубок, ватник уже можем мы снять.

Тысяча девятьсот пятьдесят третий 
-Это доблестной стройки второй уже год,
Неповторимы события эти
И первопроходцев пусть запомнит народ. 

Штат или штаб химзавода в то время 
Из десяти всего человек состоял, 
Где же разместить всех вместе - проблема,
Пока этот вопрос нерешённым стоял.

Главный инженер Борисов Василий; 
Секретарём взята Ваштаева Зоя, 
Лившиц, Кожевникова пригласили, 
Завскладом супругов Заикиных двое. 

Иван Ильич у нас первый водитель, 
Ставил «ГАЗон» в ограде своей под навес, 
Поминов местный, конечно же, житель, 
Машина в то время - большущий прогресс. 

Лошадка с кошёвкой для руководства,
Не гараж, конюшни в хозяйствах имели, 
А тут - небывалое производство, 
Работой гордился и очень земеля.

Захаров Александр кадрами занят 
И его задача - смотреть в перспективу, 
Приглашать, кого романтика манит, 
Мол, будет работа и будет квартира.

И школьников местных всех взять на учёт, 
Послать на учёбу в промышленный город, 
По ВУЗам, техникумам сделать расчёт 
И постараться закрыть кадровый голод. 

Инспектор по кадрам и спецработе,
-Два года занимал такую он должность, 
Чётко по пунктам, указанным в КЗОТе, 
Работал, имелась такая возможность. 

К третьему Главному управлению 
Наш почтовый ящик тогда относился 
И в Минхимпроме все назначения 
Проверят, чтоб казус потом не случился. 

В марте пятьдесят четвёртого года 
Дербенёва заменит его на посту, 
Дела передаст по акту с уходом, 
Режим ведь, в биографиях чтут чистоту. 

Уже без бухгалтера тоже нельзя, 
Стол Сергееву ещё негде поставить, 
Работает дома, потерпит семья, 
Отчёт ежемесячно надо составить. 

Дербенёва Елена - геодезист, 
С весны пятьдесят третьего в штате нашем, 
По разбивке, разметке специалист, 
С нею инженеры без устали пашут.

Одежда своя, пока без спецовки, 
Весною, осенью в кирзовых сапогах, 
Зимою в валенках нету сноровки, 
Завязнут в снегу - валенок нет на ногах.

Здесь будет корпус, а здесь водоводы, 
Здесь просеку надо для дороги рубить, 
С планшетом увязать все переходы, 
Всё впервые, не просто завод остолбить.

В разбивке квадратов и трасс основных 
Участие все ИТР принимали, 
Директор и главный среди рядовых, 
На потом не отложишь, все понимали. 

Первое время тех штатов хватало, 
Заменены были только кладовщики,
Объектов в работе ведь было мало,
Хотя плотно работали все мужики.

На стройке женщины в общих бригадах 
И тянули совместно строительный воз, 
А мужики на военных парадах, 
И без женщины стройку нигде не найдёшь.

Шпалы уложат и рельсы подтянут,
Забивают молотом с плеча костыли,
В мороз они, как цветы, не завянут,
Да они, как былинные богатыри.

Рыли траншеи, дороги мостили,
И по опорам тянули к нам провода,
Артскважины на заводе бурили,
Для строителей, быта нужна ведь вода.

Там, где недавно шумели берёзы,
Теперь котлованы роют под корпуса,
И вспоминаются горькие слёзы,
Разрыты кости, одежда и волоса.

Там в траншеях были люди зарыты, 
Не похоронены, все лежат без креста, 
В черепах дырочки, значит убиты 
И истина эта, как лист белый, проста.

Что ж, корпус один на крови чьих-то предков,
Останки отрытых на кладбище свезли,
Корпус-памятник, подметили метко,
И бетон на фундамент к нему понесли.

И снова апрель пятьдесят седьмого, 
Уже осталось до пуска меньше двух лет, 
Ждут Самарина, спеца пускового, 
Всё у нас будет впервые, то не секрет.

Это истории нашей страница, 
Его биографию читал и не раз, 
Таким человеком можно гордиться, 
Главный инженер такой - находка для нас. 

В селе Саконы под Горьким родился, 
Нелёгкие годы у детей на селе, 
С шестнадцати в сельсовете трудился, 
Счетоводом заправским, известно как мне. 

Смышлёный подросток постулит в рабфак, 
Да в Ленинградский электротехнический 
В тридцать пятом году, как чудо, но факт, 
Эксперимент был такой политический.

Детям рабочих, крестьян дать дорогу. 
Загонять на учёбу не надо кнутом. 
Эти пробьют себе сами дорогу, 
Грызть будут науку и с пустым животом. 

Закончит рабфак и дальше поступит 
Учиться уж в Московский теперь институт, 
Трудно с одёжкой, бэушную купит, 
Студенты химфака почти все так живут. 

Немного учиться Косте осталось, 
Но ему помешала, как многим, война, 
Был добровольцем, Москва защищалась 
И в защитнике каждом нуждалась страна. 

Были ранения, госпиталь, шрамы, 
Проливал свою кровь не однажды в бою, 
Были окопы, воронки и ямы, 
Где можно укрыться и спасти жизнь свою. 

"За оборону Москвы" медаль получил 
И дальше вперёд до победного края, 
Орден Красной Звезды командир прикрутил,
Лично перед строем его поздравляя. 

В партию принят он в сорок четвёртом, 
Воюет успешно, на слово речистый, 
В военных делах калач уже тёртый, 
Такой человек должен быть коммунистом.

С первым Украинским шёл до Берлина, 
"За взятие Берлина" есть тоже медаль, 
Всюду он видел развалин руины 
И бессчётно убитых, и всех было жаль 

Других называть медалей не буду, 
Они, как у всех, кто воевал до конца. 
Лейтенант свой институт не забудет, 
Диплом инженера будет ждать молодца. 

Хватит разрушений, пора созидать, 
Самарин поедет на Дзержинский завод,
На жирных спиртах там цеха запускать, 
Долгожданное мирное время придёт.

Пять лет, как трудится командир взвода, 
Но выбирают его парторгом ЦК, 
Теперь секретарь парткома завода 
И снова ответственность его велика.

Он не с начальным образованием, 
Не зазубривал догмы, как все с ВПШ, 
Линию партии с пониманием 
Подаёт в массы, разборчиво, не спеша. 

Пять лет пролетело, вновь вызывают, -
Теперь уж бросают его к нам на прорыв, 
Они с Кирилловым друг друга знают, 
Объединяет их вместе общий порыв.

Построить в Сибири на Омке завод, 
Завод необычный и нужный уж очень, 
Двух гигантов запомнит сразу народ, 
Вершители судеб они, между прочим. 

Но Самарин приедет к нам не один, 
Что же, судьба-злодейка неоспорима, 
С ним только дети, без жены гражданин, 
А работа от семьи неотделима.

Приехал сюда и что же находит? 
Завод в перспективе, а в реальности нет, 
Лишь корпуса на площадке выводят, 
Всё ещё будет, есть электрический свет. 

Пока по времянке, но не в потёмках, 
Конторка из шлакоблоков и в ней тепло, 
Трудно зимой, когда тянет позёмка, 
Все ходили пешком, а ходить далеко.

Вот корпуса наконец-то под крышей, 
Это значит, уверенно к пуску идём, 
Всё точно знает не только Всевышний, 
И мы этот момент с нетерпением ждём. 

Заявки разосланы по городам, 
Профессии разные заводу нужны, 
Со всей необъятной страны едут к нам, 
Их принять, потом расселить где-то должны. 

Основные корпуса из кирпича, 
Остальное строят всё из шлакоблоков, 
Теперь реже топоры уже стучат, 
Монтаж ведётся без видимых пороков.

Было электролизёров пятнадцать
В первом корпусе в электролизном зале.
И покаскадно должны проверяться, 
Это новинка, в производствах не знали. 

Николай Сергеевич Думаревский -
Это первый начальник первого цеха, 
В спорах порою бывал даже резким, 
Но он запускал производства с успехом. 

Есть опыт работы в Дзержинске, в Крыму, 
Он электрохимик с солидной закваской, 
Судьбу производств доверяли ему, 
Про него ходили легенды, как сказки.  

Думаревскому за полста уже лет, 
Ходил обычно в галифе и хромочах, 
На груди в кармане партийный билет 
И китель, как у Сталина, был на плечах. 

На кителе планки колодочек в ряд, 
Медалей и орденов своих не носил 
И три - за безупречный труд, говорят, 
Ведь он не одно производство пустил. 

И Трудового Красного Знамени 
Был орденок среди его прочих наград, 
Он стоял на своём, словно каменный, 
Все решения его не знали преград. 

К нам он приехал задолго до пуска, 
Следил бдительно за основным монтажом, 
Во всём не давал монтажникам спуска, 
И задержку по срокам считал грабежом. 

Чуть присутулясь, в зубах сигарета, 
Обходил всё с тетрадкой, делал пометки 
И память не подводила при этом, 
Такая привычка с армейской разведки. 

Начинают приезжать выпускники: 
Наши с училища, техникумов, ВУЗов, 
Молодые специалисты они 
И будет немало при встрече конфузов. 

Инженеры едут надолго, всерьёз, 
И везут девчонки перины, подушки... 
Где их расселить? Очень сложный вопрос, 
На полу в общаге вам место, подружки.

До сдачи жилья ещё время чуть-чуть, 
Надо на стажировку срочно отправить 
И руководству можно будет вздохнуть, 
И с жильём дела в это время поправить. 

Костяк рабочего класса из местных 
В Кемерово направлен в училище три, 
Числом в сто тридцать, заметить уместно, 
Это солидная цифра, как ни крути.

И этим не надо пока что жилья,
Все с родителями живут в частных домах,
И крыша у них над головой своя,
Это уже не плохо на первых порах.

Вчерашние школьники из училищ
Летом, в июле вернутся к нам на завод,
Первейшим навыкам их научили, 
Это не мало, всё остальное придёт.

Слесарное дело там познавали,
Вентиль, кран уже знают не понаслышке
И на практике в цехах побывали,
Покрутили сами краны и задвижки.

Профессии без особых талантов:
Аппаратчики, это слесаря КИПа,
Машинисты насосов, лаборанты,
Но в городе нашем уже были шиком.

Этих с приездом уже есть, чем занять
Помимо учёбы по месту работы,
И мусор строительный им убирать,
Всё драить до блеска, подкрашивать что-то.

Куляндина нас всех постарше была,
Как педагог, идейный наш вдохновитель, -
"Не вижу задора, что скисли с утра? 
И где песня? Где дирижёр-исполнитель?"

Песни звучали без музыки лихо,
На лицах улыбки, усталости нету...
Пришёл Думаревский, сразу все тихо,
Командир-наставник, дающий советы.

А сколько терминов новых узнали, 
Когда закрепили по рабочим местам, 
Теперь конкретно глаза открывали, 
Нелегко, конечно, освоить всё было нам.

Электролиз, катоды и аноды,
Гидролиз, ректификация, очистка,
Туриллы, колонны, токоподводы,
Вакуум высокий и вакуум низкий.

И все кислоты, что знали по школе,
В процессе работы теперь применяем, 
Внимательность и точность тем более 
При исполнении работ нужны, знаем.

И везде идеальная чистота,
Все колонны и туриллы из фарфора,
Трубы из стекла, такая красота,
Пергидроль чистейший нужен нам без спора. 

Все женщины знакомы с пергидролем, 
Что изменяют часто цвет своих волос, 
И в медицине применять изволим, 
Ну, а в промышленности постоянный спрос. 

Вот перед пуском в четвёртом квартале 
Сто три человека прибыло на завод, 
Все, кого по плану мы ожидали, 
Общим числом всех стало уже за пятьсот. 

Семнадцать семейных попали в набор, 
А в среде одиночек расклад был таков: 
Шестьдесят семь девушек, как на подбор, 
И только восемнадцать всего мужиков. 

Стойлик, Филиппова, Панфиленкова, 
С ними Осипов Боря и Толя Бочков, 
Шумилина, Каменева, Пашкова, 
Но назвали из КИПа мы двух мужичков. 

Маленький домик стоял на отшибе, 
Всего в двух десятках шагов от проходной, 
В моей памяти стоит он поныне, 
Одноэтажный этот домик, щитовой. 

Отделы и кадры в нём размещались, 
И там принимали нас всех на работу, 
Когда мы с училища возвращались, 
Ещё раз в анкету вносилось там что-то. 

К нам томичей человек восемнадцать 
Приедут враз из ВУЗа по разнарядке, 
Некуда было ещё расселяться, 
С жильём, как везде, и у нас непорядки. 

Долматов приехал, Михнева Маша, 
Любочкины, Суглобовы, Ковалёва, 
Кухарева, Коростылёва Саша, 
Ермакова, Печёрина и Сырцова, 

И Брянова Тома, и Юрий Рыжков –
Такое весомое пополнение, 
Все на равных правах в среде новичков, 
Всё впереди, наберитесь терпения. 

Самарин уже принял решение, 
Специалистов по месту определил, 
По подготовке дал направление, 
Многих поставил на должность, сам их учил.

Аникин у Думаревского в замах, 
Уже назначено пять начальников смен, 
И всё расписано в разных программах, 
Перед пуском задача поставлена всем. 

Зиновьев Владимир и Николаев, Чурин, 
Гладышева, с ними Юрий Хренов, 
Ведь все с начальников смен начинают, 
В дальнейшем от способностей перемены.

Не раз пройдёт перед пуском замена, 
Со стажировки вернутся выпускники, 
Начальником электролиза Хренов 
Будет теперь. Растут на глазах мужики. 

И Гантимуров у сложного дела, 
Он возглавит отделение очистки, 
Молодёжь с трепетом сборку смотрела, 
Всё из стекла и стекло быть должно чистым.

Умные женщины тоже в почёте, 
Людмила Сырцова гидролиз возглавит, 
Специалисты на строгом учёте, 
Где непонятно, Думаревский подправит. 

Алиса Демидова - экономист, 
Планирование её специальность 
И чистый совсем ещё послужной лист, 
В цехе начнётся трудовая реальность. 

Ведь Московский техникум за плечами, 
В Сибирь, как многих, романтика позовёт, 
Так оказалась она между нами, 
С Гантимуровым здесь своё счастье найдёт. 

А с электролизом связана тесно 
Подстанция преобразовательная, 
Кто был там первым, напомнить уместно, 
Такая вот служба обязательная. 

И в этих истоках Гингольд Михаил, 
Башилов, Печникова, Брега Виталий, 
Гингольд был постарше и всех их учил, 
На деле, на практике всё познавали. 

Часть служб заводских разместили, в три-пять.
ОТК, ЦЗЛ и управление, 
И этот корпус лучше цехом назвать 
На время, такое примут решение. 

Гуторовой Татьяне быть во главе, 
Ей двадцать три года всего-то от роду, 
Но где опытных всех набрать по стране, 
Их надо учить из своего народа.

А в замах Кожевников будет при ней 
И тоже приезжий, Евгений - заочник, 
Обкатка на должности будет важней, 
На деле закрепят там знаний источник. 

И наступает долгожданный момент, 
Подписан комиссией приёмочный акт, 
Пред. Совнархоза утвердил документ, 
А новостройка - мечта - свершившийся факт. 

Сданы: корпус шесть - энергетический, 
Обеспечит охлаждение процесса; 
Корпус семь - ремонтно-механический, 
Без таких цехов не бывает прогресса. 

Корпус три-пять, он совсем необычный, 
В нём не только сырьё и готовый продукт, 
В нём процесс идёт ещё непривычный, 
В кварцевых аппаратах очистку ведут. 

И в нём руководство завода всего, 
Устроилось временно по кабинетам, 
Директор и главный, и замы его 
Спешат каждый день в этот корпус с рассветом.

Столовая на сто посадочных мест, 
Два склада, забор, инженерные сети, 
С недоделками сдаст строительный трест, 
Но за это никто не будет в ответе.

Основной корпус - технологический, 
Электролизёры фильтр-прессного типа. 
И здесь умственный труд, не физический, 
Процесс в тишине, без малейшего скрипа.


Гидролизёры покрыты эмалью, 
Их семнадцать, строго расположены в ряд, 
В них кислота, нет контакта со сталью, 
"Ведь среда агрессивная", - так говорят. 

Всё чётко расставлено по порядку: 
Пять серий, электролизёров пятнадцать, 
Думаревский вновь проверит тетрадку, 
Последний обход и пора запускаться. 

Волнуются все, готовятся к пуску 
И директор Кириллов приказ отдаёт, 
Двадцать восьмого включили нагрузку, 
В жизни не повторится такой эпизод.

Был месяц декабрь, пятьдесят восьмой год,
Продукцию первую мы получили, 
Запомните все - утвердился завод! 
И победную телеграмму отбили. 

Это наша победа, это успех, 
Коллективного труда есть первый итог 
И радость на лицах я вижу у всех, 
Всем благодарны, кто в этом деле помог.

Первый цех был, как площадка для взлёта, 
Как проверка способностей, как полигон, 
Многие взяли здесь старт для полёта.
Первый всегда будет первым - это закон. 

* * *
Уже полста лет первенцу завода, 
Ведь когда-то этим цехом мы гордились, 
На планы не влияла непогода, 
Люди в нем всегда достойные трудились. 

Наша страна нуждалась в пергидроле, 
Коллектив первенца завод не подводил, 
Выпуск продукции был на контроле, 
Период жизни этот интересным был. 

Начальников всего было четыре, 
Как помним, цех Думаревский запустил, 
На смену Фёдорова пригласили, 
Надёжный, восемнадцать лет руководил. 

"Профессор", - так говорили про него, 
Фёдоров о себе оставил яркий след, 
Битеня руководил лет шесть всего, 
И вот Акулинский двадцать пять уже лет. 

Про пуск завода когда-то я писал, 
Немало лет с тех пор уже минуло, 
Тогда последствий никто не представлял, 
Мы не ведали, что смертью потянуло.

* * *


Продолжение следует

Добавить комментарий

   
© 2006-2022 Город Куйбышев. Е-mail: admin[собачка]kainsksib.ru. Сайт не является средством массовой информации (ст. 8 закона РФ О СМИ-2014).