Кто на сайте?  

Сейчас один гость и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

   

История

Деревня Литвиново (Попово)

Подробности

Это поселение появилось в Каинском уезде в 1833 году немного в стороне от Сибирского тракта и недалеко от уже в то время развивающегося поселения Осиновые Колки, ставшего в последствии волостным селом Осиново. Как видно из даты возникновения этого поселения, Литвиново начало застраиваться почти за три десятка лет до отмены крепостного права, то есть когда еще массового переселения населения в Сибирь не было. Первыми поселенцами были крестьяне-казаки. В то время царские российские власти заселяли постепенно Сибирь именно такой категорией людей, которые могли следить за дорогами, заниматься извозом в порядке повинности, при необходимости вместе со служивыми людьми и защитить русское и местное татарское население от набегов калмыков, джунгаров, казахов и других воинствующих племен, проживающих южнее Барабы. У этого селения есть два названия: Попово и Литвиново. Тогда многие поселения имели по два названия. По переписи 1920 года оно значится, как Литвиново, в скобках указано второе название Попово. По переписи 1926 года указано наоборот, первое название Попово, а в скобках указано Литвиново. Какое из них было первым сегодня судить сложно. Но в последние годы оно чаще упоминалось, как Литвиново.

Расположилась деревня на берегу озера Жилое. До уездного города Каинска 30 верст, до железнодорожной станции Труновское, когда была построена железная дорога, 8 верст и еще меньше до волостного центра села Осиново.

Места вокруг этого поселения характерные для Барабы. Замечательные пашни, сенокосы и пастбища, есть и болота, и солончаки. В округе, кроме озера Жилого. есть и другие рыбные озера. Есть вокруг осиновые и березовые леса, а тогда, когда началось заселение деревни, леса было намного больше, так что строиться было из чего, лес под боком.

Деревня вытянулась в одну улицу с запада на восток. Это была небольшая деревня, её по численности дворов и населения можно отнести к средней, которых в Сибири было множество.

Поскольку это старинная деревня, в ней жили большими родственными группами. Кго были первыми жителями, я утверждать не берусь, но потомки первых жителей оставили свой след в архивах Каинского уезда. Жило семь семей Басалаевых. Значились проживающими по пять семей Юрасовых и Монастыревых. Четыре семьи было Литвиновых. Возможно, от их фамилий деревня получила свое название. По две семьи было Турнаевых, Егоровых, Филоновых, Овсянниковых. Были семьи: Бобровских, Кацук, Гребенщиковых, Шитовых, Шихалевых, Мигуновых и других. Причем только Юрасовых я встречал именно в этой деревне. А Басалаевы, Турнаевы Филоновы и другие встречались в других старинных деревнях. Скажем, Басалаевы жили в Осиново, Бобровские в Козино, Шихалевы в Трехречке, Булатово, Гребенщиковы в Гутово, Старо-Бородино и это перечисление можно продолжить. Поскольку это старинная деревня, то миграция жителей старинных деревень имела место и ранее, а уже в годы советской власти это явление было довольно часто встречающимся. Основным занятием жителей Литвиново было хлебопашество, разведение скота с уклоном мясомолочного направления. Также разводили овец, без которых крестьянину в Сибири практически жить было нельзя, особенно при натуральном хозяйстве. Овца давала, кроме мяса, шерсть, из которой валяли (катали) теплую зимнюю обувь – валенки-пимы, пряли пряжу и ткали шерстяное полотно, из которого шили верхнюю одежду, из пряжи вязали кофты и другие женские принадлежности. Все население Сибири носило теплые шерстяные носки, рукавицы и перчатки, которые умели вязать в каждой семье. Из овчин овечьих, которые крестьяне умели выделывать сами, шили теплые полушубки, шубы, тулупы. Не жили сибиряки и без свиней. Их тоже разводили, так как свиное мясо и сало входило в рацион питания, а в летнее время, при отсутствии в те времена охлаждающих устройств, мясо и сало солили, вялили и в таком консервированном виде использовали при приготовлении пищи. Особенно этот продукт был востребован в весенне-летне-осеннюю страду. Держали и птицу. Повсеместно крестьяне занимались охотой на пушного зверя и ловили рыбу.

К 1920 году в Литвиново уже было 69 крестьянских дворов с населением 443 человека, из них лиц мужского пола 223, женского 220. И жила деревня не бедно. Даже после гражданской войны крестьяне Литвиново сумели сохранить поголовье скота. Было 208 рабочих лошадей, в среднем по три на двор, 306 коров в среднем по 4,5 коровы на двор. Это средняя статистика, но в действительности у некоторых зажиточных крестьян их было по 10 и более, а у бедняков по одной корове и одной лошади было в хозяйстве. К этому времени уже крестьяне землю пахали железными плугами, а не сохами, хлеб убирали жатками, а молотили на простых конных молотилках. Сено заготавливали многие с помощью конных косилок и граблей. В деревне был свой артельный маслозавод, ветряная мельница. Деревня жила, развивалась. Излишки мяса, зерна крестьяне реализовывали на рынках в Каинске и Барабинске. Имея в достаточном количестве рабочих лошадей, крестьяне распахивали немало земли и сеяли зерновые. По той же переписи 1920 года значилось, что уборочная площадь зерновых составляла 388,8 десятин пашни. В основном сеяли яровые культуры. Было посеяно только 5 десятин озимой ржи. Очевидно, что хорошие пашни позволяли сеять более ценные культуры, в том числе и яровую рожь, которая отличалась более ценными мукомольными качествами, чем озимая рожь и этой культурой было засеяно 80 десятин. Яровой пшеницы сеяли 157 десятин, овса 131,2 десятины, а вот крупяной культуры - ячменя всего 4,2 десятины. Сеяли рыжик на масло, сажали картофель. Льна было 6,7 десятины, конопли 3,9 десятины.

К 1926 году в Литвиново уже было зарегистрировано 87 дворов с населением 462 человека. Это по численности в Верхне-Каинской волости было третьим населенным пунктом после Осиново, в котором проживало 1364 человека и Горбуново, где проживало 687 человек. Все остальные населенные пункты волости по числу крестьянских дворов, проживающего в нем населения, наличия рабочих лошадей, коров, посева зерновых культур отставали от Литвиново. Однако в дальнейшем эта деревня не получила своего развития. Школа в деревне была начальной, почтового отделения, клуба не было, магазин открыли только, когда начала развивать в деревне торговлю кооперация.

В Литвиново сразу не приняли коллективизацию. Уже вокруг были созданы колхозы, а в Литвиново еще жили единолично. Только в 1935 году был создан колхоз. Ему было передано 3710 гектаров земельных угодий. Я в начале думал, что в отчете председателя колхоза, представленного в райземотдел по состоянию на 1 января 1936 года допущена ошибка или описка, ведь кругом уже были колхозы. Однако когда я стал просматривать похозяйственные книги Литвиново со списками колхозников, то твердо уяснил, что никакой ошибки в отчете нет. В похозяйственных книгах учитывался состав жителей каждого колхозного двора поименно, с указанием даты рождения, национальности, образования, рода деятельности, наличия усадебных построек, закрепленной за двором земли, наличия крупнорогатого скота, лошадей, овец, свиней, птицы, пчелосемей, транспортных средств, посевных площадей разных культур, овощей, картофеля, льна, конопли, табака и т. д. В этой же книге есть и графа "Дата вступления в колхоз". Так вот, самое раннее вступление в колхоз относится ко второй половине 1935 года. Например, самые многочисленные семьи Басалаевых, Юрасовых, Литвиновых, Монастыревых, Турнаевых, Егоровых и др. вступили в колхоз в 1935 году. Если на 1 января 1926 года в деревне было 87 дворов с населением 462 человека, то на 1 января 1936 года в колхозе числилось 37 хозяйств с населением 182 человека. И лошадей в этом колхозе было всего 23 головы рабочих. Молодняка лошадей не было. Крупнорогатого скота было в колхозе 75 голов, из них коров всею 25 голов. Не было в колхозе овец и свиней. Этот отчет подписали председатель колхоза Патрин и счетовод Васечко, и, как видно, это были приезжие люди, поскольку коренных жителей с такими фамилиями в деревне не было. А куда делись остальные лошади и другой скот? Он был либо распродан, либо вырезан, чтобы не передавать его в колхоз. Я думаю, что власти Осиновского сельского совета и Барабинского района к этому времени, не очень позволяли развиваться частному сектору, тем более, что уже по всей стране рапортовали, что проведена успешно сплошная коллективизация. Я не располагаю данными, как шла организация колхоза, подвергались ли репрессиям те, кто не вступал колхоз, и было ли раскулачивание зажиточных крестьян и отъем у них собственности. Только по аналогии могу предполагать, что не обошлось без этих мер, а, может быть, и не было их. Но, бесспорно, что после создания колхоза часть жителей деревни покинула Литвиново, поскольку после этого деревня уже не достигала той численности населения, которую имела в 1926 году.

Не успел колхоз организационно и экономически окрепнуть, как началась война. На войну призвали мужчин, пригодных к службе в армии и способных защищать свою страну от внешнего врага. Была подорвана экономика колхоза и материальное положение колхозников. На полях сражений остались лежать солдаты Басалаевы, Юрасовы, Монастыревы, Литвиновы, Егоровы и другие, а в колхозе работали, как и везде, женщины, старики и подростки. К сожалению, в архивах района не оказалось списков лиц, представленных к награде медалью "За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов", что лишило меня возможности поименно назвать тех, кто работал в этом колхозе в войну. После войны уцелевшие солдаты частью вернулись в деревню, а частью поселились в других селениях, забрав с собой и семьи.

Мне в сентябре месяце 1948 года пришлось жить и работать в этой деревне и колхозе. Я тогда поступил в зооветеринарный (ныне сельскохозяйственный) техникум. И, по установившимся в то время порядкам, всех студентов техникумов и институтов направляли на месяц в колхозы на уборку урожая. Людей в колхозах после войны не хватало. Наша группа села 2 сентября в Барабинске на поезд местного следования, доехала до разъезда Труновский, высадилась там и оттуда пешком прошла 8 километров до Литвиново. Там руководство колхоза разместило нас по 3-4 человека по квартирам, так как в деревне общественных помещений типа клуба или еще чего, чтобы поселить нас вместе, не было. Мы жили на квартирах. Работать нас определили на зерноток, где мы занимались обмолотом снопов, подработкой зерна и отправкой его государству и скирдовали на току солому. Литвиновский колхоз имени Куйбышева тогда МТС не обслуживала. Колхозники сами пахали землю на лошадях и быках, сеяли хлеб и убирали его жатками, приводами, а также вручную серпами. Скошенный хлеб составляли в сусло-ны, где зерно подсыхало, дозревало, а потом перевозили на зерноток, складывали в высокие клади-скирды, а из них брали снопы и обмолачивали. В колхозе сложной молотилки, нефтяного двигателя или трактора не было. Была простая молотилка с одним только барабаном, без соломотряса и веялки. Приводили в действие эту молотилку конным приводом, в который было запряжено две лошади. Они ходили по кругу, привязанные к дышлу, вращая привод. От него шел вал, на котором был шкив. От этого шкива с помощью ремня вращался барабан молотилки. Наша группа была из разных людей. Были четырнадцатилетние пацаны, они гоняли лошадей на приводе, отвозили на лошади солому от молотилки. А такие, как я, Гребенюк Саша, Недозрелов Володя и другие ребята, которым было по 20 и более лет, выполняли более тяжелые работы. Я знаком в своей деревне был с работами на молотьбе, поэтому и подавал снопы на стол молотилки, в барабан, и метал солому, грузил мешки с зерном в брички, на которых отвозили зерно по назначению. Так мы и работали до конца уборки.

Мне эта деревня запомнилась тем, что в ней было много мужчин моего и чуть моложе, возраста, еще не служивших в армии. А мой год призывать стали в армию только после достижения двадцати лет, дав подрасти и окрепнуть, как это было в довоенное время. Так вот эти парни 1928, 1929, 1930 года почти все были женатыми и имели уже не одного ребенка в семье. А их жены были еще моложе, но выглядели они, как мне казалось, старше меня, может быть потому, что уже были обременены семейными заботами. Все они в основном имели начальное образование, после окончания 4 классов местной школы больше не учились, шли работать в колхоз и рано выходили замуж и женились. В этой деревне не было клуба, контора колхоза ютилась в какой-то завалюхе. Школа была в пятистенном доме. Но материальное положение колхозников было лучше, чем в моем колхозе. Они после войны получали больше зерна на трудодень, и уже не жили впроголодь, как в моем колхозе, где мы в войну и сразу после войны почти ничего не получали на трудодни, кроме общественного питания на полевых станах. И еще что запомнилось мне: клуба в деревне не было, но деревенская молодежь собиралась постоянно на вечёрки в центре деревни. Там всегда был гармонист, а их в деревне хватало. И на вечёрки приходили не только холостые парни и незамужние девчата, но и семейные пары, иногда за ними увязывались их дети. Мужчины и женщины танцевали, плясали весь вечер, пели песни. Там я впервые увидел, как танцуют кадриль, этот старинный русский коллективный танец с ее многообразными коленцами. У нас в деревне, да и в округе, наше поколение этого танца не знало, а теперь его и вообще мало кто знает, по крайней мере, в нашем районе.

Колхозу помог скосить хлеб комбайнер Осиновского совхоза с третьей фермы, которая граничила с Литвиново. Оставшиеся 30 или 40 гектаров пшеницы комбайнер убрал за три дня. Мы домолотили колхозный хлеб, что был в скирдах, провеяли его, и колхозники в основном сдали его государству, засыпали семена, фураж и для выдачи на трудодни. Уборка была закончена, и нас отправили в техникум таким же путем. Вот так мне запомнилась эта деревня и этот колхоз. Кто в то время был председателем колхоза, бригадиром, я не запомнил. Больше мне в этой деревне бывать не пришлось.

В 1950 году колхоз им. Куйбышева объединился с Осиновским и Мишкинским колхозами, а затем влился на правах фермы в Осиновский совхоз, когда слабые колхозы стали присоединять к совхозам, сделав колхозников рабочими совхозов. Они вместо трудодней начали получать гарантированно ежемесячно заработную плату, независимо от того, как сработал совхоз в течение года, получал прибыль или имел убытки. Литвиново тоже было признано неперспективной деревней, сначала закрыли начальную школу, затем магазин, и деревня, в конце концов, прекратила свою жизнь. Некоторые жители Литвиново переехали в Кондуслу и Осиново, но основная часть жителей выехала в Барабинск и Куйбышев, пополнив ряды рабочего класса этих городов. Так закончилась жизнь этого старинного сибирского села. Полтора века жило это поселение. Сейчас часть литвиновских земель обрабатывается разными арендаторами земли. На лугах и пастбищах уже не пасутся, как это было раньше, стада крупнорогатого скота, табуны лошадей, отары овец, поскольку повсеместно в России наблюдается резкое снижения поголовья этих животных. Но вернется ли снова на постоянное жительство в эти места человек в ближайшем будущем, сегодня сказать трудно. Если агропромышленный комплекс будет развиваться так, как сейчас, то, скорее всего, постоянно жить на этих землях хлебопашец не будет. При современном развитии техники пахотные земли можно эксплуатировать, проживая в крупных поселениях на расстоянии 30-40 и более километров и появляясь там только в сезонье во время полевых работ. Теперь только дикие обитатели этих земель вольготно чувствуют себя на полях и лугах после ухода с этих мест человека...



Из книги Н.Е. Бурдыко «Жила-была деревня…», стр. 319-324. Глава 49.

Добавить комментарий

   
© 2006-2019 Город Куйбышев. Е-mail: admin[собачка]kainsksib.ru. Сайт не является средством массовой информации (ст. 8 закона РФ О СМИ-2014).