Кто на сайте?  

Сейчас на сайте 27 гостей и нет пользователей

   

История

Матафонов Андрей Васильевич

Информация о материале

Родился в 1918 году в с. Куклево Биробиджанского р-на Дальневосточного края
Призван Куйбышевским РВК
Сержант, командир отделения. Механик.
267 истребительный авиаполк 236 истребительной авиадивизии
1-й, 3-й Украинский фронт.
Демобилизован в июле 1946 года.

ГОРЫ, ПЕХОТА, 8-Я СТРЕЛКОВАЯ РОТА…

Андрей, выросший на равнине, не мог насмотреться на горы. Какие они величественные, недоступные и красивые! Но эта недоступность раздражала советских солдат больше всего. Небольшую площадку, где расположился аэродром, обстреливал с гор неприятель.

- Ишь, фриц устроился и наблюдает! - ворчал невысокий Воробьев.
- Мало того, что из пушек бьет, еще агитацию разводит, листовки сбрасывает! - возмущался крепыш Тимохин.
- Листовки - ерунда, а вот курить охота,- пожаловался механик, но закурить не решился.
 

Увидит враг огонек - жди беды. Свои пытались помочь. Прилетел самолет со звездами, на парашюте сбросил груз: продукты, боеприпасы. Но порыв ветра отнес парашют к неприятелю. Солдаты остались на прежней диете: сливы, каштаны из колхозного сада и зерна пшеницы. Пушки каждый день били по рассекреченному аэродрому. Механики едва успевали ровнять воронки. Наконец, высадился в горах морской десант и ликвидировал фашистские пушки.

Тогда-то Андрей Васильевич Матафонов решил, что он - счастливый человек. Ведь сколько всего произошло! В 1940 году его, 18-летнего жителя Куйбышева, мобилизовали. Теплушки доставили парней на Урал, в Кунгур, где их учили заряжать, стрелять, ползать. В один прекрасный день эшелон повез красноармейцев на финскую войну. Выдали солдатикам белые полушубки для маскировки и вперед. Вырыли они окопы, отстреливались. Но по-настоящему повоевать не вышло. Война закончилась. Только радоваться было рано, домой никто не попал. Попали в Красноводск, где выдали летнее обмундирование, и теплоход повез в Кутаиси. «А там горы, пехота, восьмая стрелковая рота. «Снова учеба, - вспоминает ветеран. - Стрелком-радистом я не стал, признали негодным, но механик из меня вышел хороший. Началась война с Германией. Наш авиационный полк перебросили в Тихорецк. В первую же ночь налетели фашистские самолеты, повредили аэродром. Как-то уцелел вокзал, и врагу это не понравилось. Вторую ночь девятка вражеских самолетов бомбила вокзал. От него ничего не осталось, прямым попаданием уничтожили советские зенитки. Фрицы летали, как вороны. Самолеты у нас на начало войны были малоскоростные, неприятель сбивал их легко. Но потом появились «Яки», маневренные, юркие, и скорость - попробуй, угонись. Тогда наши лётчики уже не уступали, сбивали фашистов к чертовой бабушке».

Трудно пришлось летчикам и механикам, когда 267-ой авиационный полк перебросили под Туапсе. Боевые вылеты были и днем и ночью. Враг наступал стремительно, от моря его отделяли 300 километров. Захватить их оказалось возможным только ценой сотен жизней советских солдат. Тогда фашисты заняли оборону и, умирая, падали головой на восток. И все-таки стали отступать...
Румыния встретила недружелюбно, могли обстрелять, Австрия - сдержанно, Югославия удивила радушием. Приготовит хозяйка обед, непременно потчует солдат. И речь, хоть и не русская, но понятна: «Еде, еде, Андрея!». Тут в Югославии до полка донеслась весть о Победе. Почти сразу же после этого отправились летчики и механики на Дальний Восток, но война уже и там закончилась.

Приехал Андрей Васильевич в Тбилиси, в госпиталь - сказалась полученная контузия. Ходить не мог, ноги отказались повиноваться. Но врач со смешной фамилией Ванин обнадежил. Ванны, массаж действительно помогли. Еще год служил Матафонов в Армении, в Ленинакане. Демобилизовался в июне 1946-го. Вернулся в родной город. Сначала работал на молкомбинате, а затем перешел на завод автозапчастей слесарем-ремонтником. Воевать выпало и трем братьям Андрея Васильевича. Яков защищал родину на Севере, Николай был связистом, Ивана задело осколком. Вернулись не все. Следов старшего, Якова, так и не нашли. В последнем письме он писал, что едет сражаться за Москву. Уже после войны Андрей побывал в столице, кого мог, расспросил о брате, но, увы, ничего не узнал. Зато отыскал могилу отца, погибшего на Чкаловском заводе. Пожилой человек утром не смог дойти до работы. Его, как и других, похоронили в траншее, в братской могиле. Нелегко далась Победа. Помним ли мы об этом, ценим ли? Сегодня некоторые с легкостью бросают: «Да лучше бы нас завоевали!». Посмотрите в глаза ветеранов, в них столько боли, что ее хватит на вечность. Спросите у фронтовиков, что довелось им испытать на войне, и можно ли это забыть?

Ирина Безрукова.
«Трудовая жизнь» №109-111 (12355) от 12 сентября 2006 года

 

Добавить комментарий

   
© 2006-2020 Город Куйбышев. Е-mail: admin[собачка]kainsksib.ru. Сайт не является средством массовой информации (ст. 8 закона РФ О СМИ-2014).