История

Из истории села Новоалексеевка

Подробности
Опубликовано: 18.04.2010 05:00
Просмотров: 2757
ГОДЫ И ЛЮДИ

Трудно выразить словами те чувства, которые испытываешь, читая опубликованный для всенародного обсуждения проект новой Конституции СССР. Скажу коротко: живем мы в хорошее время. Спасибо Коммунистической партии и Советскому правительству за их работу во имя счастья на земле для людей труда. За то, что наша экономика растет и крепнет, хорошеют наши города и села, народ с каждым годом живет богаче.

Читая проект новой Конституции и доклад Л. И. Брежнева на майском Пленуме ЦК КПСС, испытываешь неодолимое желание оглянуться назад, сделать сравнение с тем, как мы жили раньше. В дни событий Великого Октября мне было лишь три года и потому, как жили при царе, я только слышал от своих родителей и взрослых, но «кусочки» капитализма, которые сохранялись в деревне вплоть до коллективизации, очень хорошо запомнились. Правильно говорят, что у детей цепкая память. У меня уже шестеро внуков, старший перешел в 9 класс, а я все помню...

Зима. Колчаковские войска отступали на восток по проселочным дорогам. В нашей Новоалексеевке было много военных. Мать подоила корову. Молоко выпили солдаты. А мы, сидя на печке, глотали слюнки. Нам достались только черный хлеб да картошка.

В нашу избу поместили лазарет тифознобольных колчаковцев. Нас, детей, в семье было пятеро. Чтобы мы не заболели тифом, мать решила нас троих, маленьких, эвакуировать в дом деда, своего отца. Дедушкин дом не был занят больными, в нем помещался колчаковский полковник. И, по-видимому, он был важной фигурой: возил с собою пианино и даму. Полковник много курил и успокаивал свою спутницу: «Не волнуйся, дорогая, Александр Васильевич все устроит, как нельзя лучше». Я узнал позднее, что речь шла о верховном правителе Колчаке.

Чтобы нас водворить на печку в доме деда - единственное место, не занятое тюками и узлами с вещами полковника, мать вынуждена была нас переносить по одному, завернув в свою самодельную суконную шаль. Потому, что у нас не было ни одежды, ни обуви, чтобы выйти из дома. Потом была слышна стрельба. Полковник уехал. Единственным нашим «трофеем» были красивые бумажки от конфет, от которых шел приятный запах.

Наше село Новоалексеевка сложилось из переселенцев, приехавших из малоземельных районов Украины, Белоруссии и Пензенской губернии. Здесь было много земли и леса, но бедности было еще больше. Многие ходили в лаптях зимой и летом, одежда была из самотканого полотна и сукна.

Сейчас может показаться смешным и невероятным, насколько отсталыми были труженики села. Хорошо помнится: в 1936 году в колхозе приобрели полуторатонную автомашину. Ее шофера Николая Быкова считали сверхъестественным человеком, во «всяком случае, необыкновенным человеком. День появления автомашины для всего села был большим праздником. Стар и мал пришли смотреть на диковину. Всех жителей села прокатил Николай на автомашине.

В колхозе была ветряная мельница, ее наладчиком и заведующим был Иван  Ионович Медведев. Ионыч был уже в годах, имел четырех сыновей и двух дочерей. Но никак не мог понять, почему, когда он едет на автомашине, дует ветер - можно муку молоть ветрянкой, а когда автомашина остановится, ветер стихает. Вот каким был "технический" уровень сельских жителей. Прошло неполных четыре десятилетия (неполных потому, что отсюда нужно выбросить военные годы), а села стали неузнаваемы. Сейчас обыкновенные парни и мужчины управляют сложными машинами, а их уровень знаний сближается с уровнем инженера.

Пахотные земли по своему плодородию были разделены на шесть зон: Золотая Грива, Дроздовская Ляга, Вялков Рям, Кресты и Прирез. Землю делили по числу едоков. Таким образом, каждый крестьянин имел мелкие наделы в шести местах, расстоянием от трех до десяти километров в разные стороны. Вот в такой обстановке попробуй крестьянин сжать хлеб серпами, свозить снопы в одно место и обмолотить. Или организуй обмолот хлеба в шести местах. «Комбайнами» были серп, деревянная лопата и ручное сито. В канун коллективизации в селе было 62 двора, а жаток конных - три и одна лобогрейка, конных молотилок - три. Вот и вся «индустрия». Бедность тогдашней Новоалексеевки была типичной и для других сел района, сложившихся раньше.

Чтобы покончить с нищетой, партия звала и колхозы. 13 мая 1931 года в сельскохозяйственную артель вступила 21 семья, а 12 организовали охотничье-промысловым колхоз «Меткий стрелок», остальные оставались единоличниками, вступившими в колхоз в 1932-33 годах. Хотя «Меткий стрелок » и был бесперспективным хозяйством, однако, и его организация сыграла в то время положительную роль. Люди привыкали к коллективному труду, ломались частнособственнические привычки и взгляды. Зимой 1931-32 года все «стрелки» вступили в сельскохозяйственную артель. Большой труд в укрепление колхоза вложил Григорий Егорович Агиенко, бывший наш первый заведующий фермой, комсомолец, вернувшийся со службы в пограничных войсках и избранный председателем колхоза.

Нелегким трудом доставался хлеб. Потом - война. Привезли по нескольку бричек травы для силоса и на этих же бричках поехали в райвоенкомат почти все мужчины. Вся тяжесть легла на плечи женщин, стариков и подростков. И так 1418 дней и ночей.

На второй день войны от сельсовета из четырех сел отошли 83 подводы с людьми, многим из которых не довелось вернуться домой. Помню слова председателя сельсовета Дмитрия Васильевича Бобина. После короткого митинга, провожая нас, он сказал: «Ребята, прощаться с вами не буду, я тоже вслед за вами!». Выкормыш международного империализма - немецкий фашизм - хотел отнять у нас самое дорогое - завоевание Великого Октября, отнять у нас свободу, наш народ сделать рабами.

Но советский народ, руководимый Коммунистической партией, выстоял в этой трудной борьбе, одержал Великую Победу.

 
Н. Михайлов.
«Трудовая жизнь». 27 июля 1977 г.