История

Из истории села Красновка

Подробности
Опубликовано: 05.05.2011 05:00
Просмотров: 1973

Не вернулись братья-учителя

Все дальше уходят годы окончания войны. Вот уже канун празднования 61 годовщины Победы над фашистской Германией. Сколько погибло людей, защищая наше Отечество! Не исключением стало и наше село. Погибли учителя Красновской школы братья-близнецы Глевченко Федор Назарович и Роман Назарович. Это были учителя, как говорят, от Бога. Федор Назарович был моим учителем. Я знала его больше других учеников - он часто приходил к моему дедушке Дьяченко Ивану Корнеевичу. Они переводили стихи, рассказы с немецкого языка на русский. Федор Назарович записывал рассказы дедушки о его работе на Украине у богатых - у деда не было своей земли, и поэтому, как и многие из села Красно Чернобыльской волости, он переехал в Сибирь. Дед мой и его друг Павленко Андрей приехали сюда первые, построили землянку и перезимовали. Потом так и жили, строили, пахали, перенося трудности сообща. А Федор Назарович хотел написать книгу о переселенцах с Украины в Сибирь.

 

Помню, как Федор Назарович с дедушкой переводили на немецкий язык «Утро» Никитина, и как восхищались словами «От зари алый свет разливается...» «Какой красивый русский язык!» - восклицал он. На эти вечера приходили соседи. Федор Назарович читал Гоголя, стихи Некрасова, дедушка декламировал Тараса Шевченко. Большое впечатление произвел рассказ о Жанне Д'Арк. Женщины плакали - как могла так поступить церковь, сжечь девушку-воина, освобождавшую свою страну?

Много рассказывал учитель о религии, о науке, о воспитании человека. Иногда пели песни, Особенно нравилась ему песня «Тяжко, тяжко да на свете жити...» А однажды братья Глевченко пришли с балалайкой, и Роман Назарович стал наигрывать гопака. Мой дедушка Иван Корнеевич преобразился. Пошел плясать! Борода развевается, лицо веселое и стало моложе... А дедушке было за 90 лет.

Однажды Федор Назарович пришел к нам расстроенный. «Понимаете, они играют в карты на деньги. А у них дети, мои ученики...» Он долго возмущался.

Ученики братьев-учителей обожали. Летом Федор Назарович повел нас полоть лен. Мальчики в рукавичках вырывали осот, девочки - другие сорняки. Когда лен зацвел, нас опять собрал. «Смотрите, какая красота!» Синее море льна сливалось с горизонтом.

Мы пололи хлеба, и этот труд был не в тягость, потому что с нами был Федор Назарович. Учил нас беречь природу, прививал любовь к труду, к земле.

Сейчас говорят: «В колхозы загоняли». У нас в селе - не загоняли. Добровольно шли в колхоз. Старики коллективно строили дома. Пахали, копали колодцы (у нас в Красновке было 22 колодца). В одиночку не под силу все сделать. Колхоз быстро развивался, планы выполняли, на трудодни получали много хлеба, растительное и сливочное масло, деньги. В жизни колхоза участвовали и старики. Ходили в контору, советовали, делали грабли, метлы, черенки.

В колхозе жили весело. Едут на покос с песнями. А сколько было радости, когда колхоз получил машину (я даже номер помню - №91-56)! Нас, детей, посадили на машину и прокатили.

Помнится, перед войной стали старики говорить о предстоящем: «Мы еще не готовы. Хотя бы еще лет 5 нам». Но Федор Назарович уже тогда говорил: «Не даст Гитлер столько времени. И если на¬падет, то нападет в скором времени». Так и случилось. Плач, горе в каждом доме. Они, братья-учителя Глевченко, не вернулись...

В годы войны стали трудиться все: женщины, дети, старики. Трудно было, но мы сберегли все поголовье животных. Все пахотные земли были в обороте, ни одна полоска не заросла бурьяном.

Получали хорошие урожаи, получали на трудодни. Наши старики ходили, когда начиналась посевная, прополка, уборка хлебов. И все вспоминали учителей и солдат: «Вот придут солдаты с фронта, а мы все сохраним. Старайтесь, им там труднее».

А сейчас увидели бы солдаты, не пришедшие с войны, во что превратилась Красновка... Поля заросли бурьяном. Многие дома пустуют, уехали хозяева. Другие дома продали, и их увезли. Работы нет. В общественном животноводстве - ни одной коровы. И Гитлер не принес такого разорения...

Еще при Советской власти, когда вышел «Реквием» Рождественского, я работала заведующей Горбуновской библиотекой и проводила вечера по Горбуновскому сельсовету «Памяти павших в годы Великой Отечественной войны». Такой вечер я провела и в Красновке. Помогли мне учителя Горбуновской школы - Филичкина-Зверева В.Г., Чернышова Э.С. и ученики. Весь зал встал, когда я произносила имена погибших. А когда я произнесла имена учителей, в зале начались всхлипывания. Их помнили... Молодежь давала клятву: «Что вы не достроили, то мы достроим». Теперь они без работы, не знают, куда себя деть, на что жить...

Н. Кортелева.
«Трудовая жизнь» №52-54 (12298)
2 мая 2006 г.